Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Жизнь требует от человека железной силы воли и немалого количества денег



Новости сайта

06/04/2017

Алан Хендри - летописец АСЕ

Продолжение рассказов завсегдатаев "АСЕ КАФЕ", начало 60-х годов

Читать

Опубликовать в социальных сетях

На земле предков

Опубликовано 28.03.2017

 

Поездка в деревню, в которой родился и вырос мой дедушка

На земле предков

 

       «Все, что может рука твоя делать,

по силам делай; потому что в могиле,

куда ты пойдешь, нет ни работы,

ни размышления, ни знаний, ни мудрости»

Глава 9, стих 10 Книги Екклесиаста

 

    Современная жизнь с особой силой отрывает ныне живущего человека от его прошлого, от истории его предков, семьи, Родины. И автор этих срок не исключение. Можно сказать, что мне повезло; удалось увидеть своих дедушек и бабушек, и даже одного прадедушку живым. Общение с ними в детстве позволили хоть немного узнать для себя историю собственной семьи.

Село Рудинка - конечная цель моей поездки. На въезде в село красуется сильно поржавевший дорожный знак с трудно читаемым названием села.Село Рудинка - конечная цель моей поездки. На въезде в село красуется сильно поржавевший дорожный знак с трудно читаемым названием села.

     По материнской линии мои предки были людьми сильными, волевыми, с характером. Наверное, и мне кое-что перепало от них – непростой причудливый характер, или как говори раньше, «норов». Родоначальником нашего рода принято считать Пугачёва Ивана Федоровича, родившегося ещё в царской России в 1903 году. До 50-го года он вместе со своей семьёй жил в селе Рудинка, ныне относящейся к Скопинскому району Рязанской области. Женат он был на моей прабабушке Пугачёвой Ксении Петровне, к сожалению, девичьей фамилии её не знаю. Она умерла до моего рождения и её лично никогда не видел. В семье росло четверо детей: Иван, Константин, Клавдия и мой дедушка Александр. Все дети родились до войны. На фронт прадедушку призвали осенью 1941-го в возрасте 38 лет. Семья осталась в Рудинке, в которую наведались наступавшие на московском направлении немцы. Пребывание непрошеных гостей с запада продлилось недолго, и в ходе нашего контрнаступления под Москвой было освобождено село с моими родственниками. По воспоминаниям моего дедушки в период оккупации немцы вели себя подобающим образом, как все нормальные захватчики: пили, ели, грабили и били местное население. С особым душевным подъёмом и надеждой на «просветлённое Западом будущее» смотрели дезертиры и разного рода предатели. Им казалось, что немецкие солдаты принесли на своих штыках полную свободы, читай, вседозволенность и освобождение от «советского гнёта». Бледный вид у этих граждан появился в тот момент, когда вермахт побежал от Москвы в западном направлении. О том, что началось отступление немцев, почувствовали все. «Цвет арийской нации» бежал только «пятки сверкали», бросали всё: оружие, технику имущество. Застрявшие в снегу автомобили оставляли прямо на дороге, пересаживались на гужевой транспорт, отнятый у местного населения. Несколько раз в дом семьи моего дедушки заглядывали немцы на постой. На утро гости остались без перчаток и штык-ножа, дедушка с братом тайком украли их у мотоциклистов. За такую шалость могли и расстрелять, но разбираться с тем, куда девалось имущество, оккупантам было некогда; Красная Армия напирала в спину и грозила пленением нерасторопным гостям. После поспешного исхода немцев появились наши солдаты; сначала разведчики, а потом и регулярные части. На радость местного населения носители арийской крови оставили много нужного в хозяйстве имущества: обмундирование, мыло, продукты и даже радиоприёмник. Оставленное имущество тут же оказалось распределённым по избам расторопных местных жителей. Это были первые трофеи той войны.

До революции в селе был действующий храм. В наши дни от него остались неплохо сохранившиеся руины. До революции в селе был действующий храм. В наши дни от него остались неплохо сохранившиеся руины.

        Прадедушке посчастливилось проводить немца от Москвы до Берлина. Довелось свидеться с союзниками-американцами в конце войны. Он был суровым человеком; не любил много болтать. Война наложила на его характер неизгладимый отпечаток. О войне вспоминать он не любил. Иногда мне удавалось его разговорить и я, раскрыв рот, слушал его рассказы. Военное время мне казалось таким непохожим на наше мирное существование в настоящей действительности. Но самое неизгладимое впечатление на меня произвели истории о разрушениях и тех зверствах, которые творили оккупанты на нашей земле. Поэтому басни о «гуманном обращении» немецких солдат с местным населением на советской территории ничего кроме раздражения у меня не вызывают.

Село разделяет на две части прилично заросшая река.Село разделяет на две части прилично заросшая река.

     После войны семья стала активно налаживать свой быт; было решено перебраться ближе к Москве. Дом в Рудинке продали и купили один дом на две семьи в деревне Полушкино Московской области. В одной части дома жила наша семья во второй половине обосновалась прабабушкина родная сестра Евдокия со своей многочисленной семьёй – она с мужем и семеро детей. Подмосковная земля не такая плодородная, как в Рязанской области, но и на этой земле удавалось выращивать более или менее сносные урожаи. К моменту переезда на новое место жительства дети выросли и покинули отчий дом. Последним аккордом моего дедушки, самого младшего сына в семье, оказался собственно сам переезд в 50-м году. Старший сын Иван остался в Рудинке, остальные переехали в Москву или в Подмосковье. Поначалу все приезжали к родителям вместе со своим семьями, но постепенно к 70-м годам все стали оседать на своих местах. Брат Константин поселился в подмосковном Чехове, мой дедушка и сестра Клавдия устроились в Москве. За престарелыми родителями ухаживал мой дедушка. В итоге дом в Полушкино достался моему дедушке. Троих сыновей Ивана, Константина и моего деда Саши уже нет в живых, сестра Клавдия, слава Богу, ещё жива.

Родина! До конца своих дней дедушка вспоминал тебя.Родина! До конца своих дней дедушка вспоминал тебя.

        Не хочу утомлять читателя длинным рассказом о трудных сельских буднях, наполненных хлопотами по хозяйству, бесконечных заботах об урожае – пахота, сев, сбор урожая, ремонт дома и т.п.

        Много лет назад я задумал посетить малую родину своих предков – село Рудинка. Задумал давно, а решился только сейчас. Что могу сказать: «Увиденное превзошло все мои ожидания. Очень красивая земля Рязанская! Нужно было раньше съездить».

На земле предков