Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Жизнь требует от человека железной силы воли и немалого количества денег



Новости сайта

06/04/2017

Алан Хендри - летописец АСЕ

Продолжение рассказов завсегдатаев "АСЕ КАФЕ", начало 60-х годов

Читать

Опубликовать в социальных сетях

Ton-Up

Опубликовано 20.05.2015

 

Послевоенная жизнь британцев стала намного комфортнее и спокойнее. Одна лишь молодёжь не может найти себе места в новой жизни

Часть VII

 

Ton-Up[1]

 

     Кому хочется оказаться запертым дома с предками, смотрящими весь вечер на крошечный экран черно-белого телевизора? Такой расклад полная противоположность тому, чтобы провести вечер общения под шум и запах мотоциклов.

Фото из архива "АСЕ КАФЕ".Фото из архива "АСЕ КАФЕ".

       Ярлыки придумали для молодых дорожных бунтарей: ton-up boys (тонапбойз) или ton-up kids (тонапкидс). Указанные термины появились из выражения Ton-Up (Сделать тонну), означающего разогнаться на мотоцикле свыше 100 миль/ч (160 км/ч). В свою очередь это устоявшееся выражение возникло на основе лондонского сленга, в котором «тонна» означает 100 фунтов стерлингов наличными. Второе возможное значение «забить 100» очков в игре, например в дартсе. Третье значение это выражения, регистровая «тонна» (100 кубических футов), указываемая в корабельных документах.

   К началу 60-х «тонапкидс» стали демонизировать наряду с «фарцой», уличными грабителями и бандитами всех мастей. Старые мотоциклисты называли их tut-tutt (неодобрительное выражение: «Вот ещё не хватало!») и Coffee Bar Cowboys (ковбои из кафе-баров). Некоторые представители этой субкультуры действительно совершали необдуманные поступки, ставящие их самих и окружающих людей в опасные ситуации, но при этом, большинство «тонапкидс» были законопослушными и смирными молодыми людьми.

        Гонка на подготовленных BSA Gold Star, которые может быть выглядели непрезентабельно, зато можете быть уверены, на спидометрах они покажут «тонну» (100 миль/ч).

     В 50-х годах местная британская пресса сообщала о большом количестве дорожно-транспортных происшествий с участием мотоциклистов, в результате которых были погибшие и пострадавшие. Вокруг «АСЕ КАФЕ», ставшем Меккой для уличных гонщиков, регулярно происходили дорожные инциденты. Особенно много их случалось на Северной кольцевой дороге. На них обратили свой взор национальные издания, которые наперебой заговорили о «состоянии общества» и всеми способами стали привлекать внимание общественности к «шокирующим ужасам». Один из ярких примеров «непримиримой позиции СМИ», напечатанный в мартовском номере журнала Weekend за 1958 год: «Банды сумасшедших фанатов скорости терроризируют дороги Британии. Они себя возомнили персонажем Марлона Брандо и жаждущими скорости членами его банды из запрещенного кинофильма The Wild One (Дикарь). Но лучшее определение для них – «глупые». Только такого названия они заслуживают».

       В статье содержится 1 100 слов, напечатанных в качестве реакции редакции журнала на пять смертельных случаев, произошедших за короткое время на Северной окружной дороге. Случившееся журнал назвал «бандитским террором». 

    Особое внимание обращалось на один случай произошедший с 18-летним Бобом Оуэном из Хендона. Журналисты приводят слова следователя, проводившего расследование этого дела, в частности он сообщил, что у него нет сомнений, что произошедшая авария явилась следствием мотоциклетной гонки. В своей версии он исходил из предположения о возможном конфликте, произошедшем непосредственно перед трагедией, между погибшим и бандой «Мальчиков из Харроу», которые высмеяли его мотоцикл и бросили потерпевшему вызов, который он принял. Его подруга Хизер Гортон умоляла его не делать этого, но он сказал, что «зашел слишком далеко, чтобы отступать».

      «На его лице был забавный взгляд. Я думаю, он понимал, что это его последняя поездка, и тем не мене не отступил!»

    Дальше Хизер поведала Weekend: «Группа дежурных следователей пришла к управляющим «АСЕ КАФЕ», чтобы расспросить о «британских дикарях». Кафе их неофициальная штаб-квартира. «Демоны скорости» двигались по Северной кольцевой дороге быстро подъезжали к кафе со своими подругами на заднем сиденье для того, чтобы выпить чашку кофе. На дороге они выслеживали такого, как и они Джеффа Дьюка (Дьюк неоднократный победитель в мировом чемпионате по мотогонкам). Завидев соперника, они сметают его с дороги, насмехаясь над жертвой.

 Некоторых «АСЕбойз» следователи опросили непосредственно в помещении кафе. С их слов им стало известно, что некоторые из них ни по одному разу участвовали в смертельно опасных гонках. Рой Смит признался в участии в 10 подобных заездах. Адриан Купер сообщил о том, что несколько дней назад, он совместно со своей подругой неудачно разогнался до 130 км/ч, после этого случая подруга до сих пор хромает. По словам одного из очевидцев по имени Рон Виттич, члена банды «Мальчики из Харроу», видевшего убегавших соперников: ««АСЕбойз» не будут бороться!»

Современный вид одного из изгибов «Железного моста», в том месте, где Северная кольцевая дорога пересекает железнодорожные пути, ведущие на Нисден. Это печально известное в 50-60-х годах место, на изгибах которого погибло большое количество молодых мотоциклистов, пытавшихся пройти их на большой скорости. Западное направление проезжей части находится на переднем плане.Современный вид одного из изгибов «Железного моста», в том месте, где Северная кольцевая дорога пересекает железнодорожные пути, ведущие на Нисден. Это печально известное в 50-60-х годах место, на изгибах которого погибло большое количество молодых мотоциклистов, пытавшихся пройти их на большой скорости. Западное направление проезжей части находится на переднем плане.

   Ян Мур, государственный служащий и главарь группировки мотоциклистов, однажды признался в том, что сбил маленького мальчика, когда пытался разогнаться до 120 км/ч. Он добавил, что возможно «он следующий на очереди», но «пока бабуля может получить 900 фунтов страхового возмещения». Возможно, журналисты насобирали выражений обычной подростковой бравады для того, чтобы преподнести «сочный материал». Они слишком сосредоточены на соперничестве между группировками и «задетой мужской гордостью». Дженни Хейс, вдова Рона Виттича, излишне сгущает краски и представляет всё в искажённом свете, по причине агрессивного отношения к другим гонщикам.

      Страх и обеспокоенность вокруг национального вопроса, связанного с любителями скоростных заездов, вызвал в народе моральную панику. Их стали демонизировать точно так же, как «плюшевых мальчиков» и несовершеннолетних правонарушителей. В глазах многих парень в кожаной куртке и больших сапогах на шумном мотоцикле, представляет угрозу для достойного, порядочного и морально слабого общества в придачу.

      Всего лишь несколько мотоциклов с пассажиром на борту способны были в 50-х годах разогнаться до 160 км/ч. Для этого требовалась длинная и равная дорога. И не стоит забывать про отличную работу двигателя и храбрость водителя. В теории требуется свободная дорога и отсутствие помех, но эти трудности несильно беспокоили настоящих «тонапбойз». Наличие транспорта и людей на дороге только лишь способствуют приливу адреналина в крови и налёту романтизма в шоу.

    Ощущение возрастающего на скорости сопротивления ветра на лице, достигающего приличной силы на скорости 135 км/ч, доставляло байкерам невероятное удовольствие. Вы ощущаете, что на скорости 160 км/ч необходимость читать дорогу и контролировать дорожную обстановку поглощает всё ваше внимание.

      Все ветераны конца 50-х начала 60-х годов рассказывают о существовании определенной иерархии среди «тонапбойз» и «тонапгёлз». Парковка перед кафе всегда была забита мотоциклами из других частей города и даже из разных концов графства, тем не менее, существовала группа элитных завсегдатаев. Они снискали себе славу самых быстрых райдеров на самых подготовленных мотоциклах, у них даже столики были отдельные, рядом с главным входом в кафе. Лучшая техника определялась по мощности, это необязательно были до блеска отполированные новые модели. Они занимали парковочные места непосредственно возле входа. Во время хорошей погоды посетители размещались снаружи заведения и наблюдали за передвижениями мотоциклистов по Северной окружной дороге или за тем как они паркуются.

  Визит в «АСЕ» на двух колёсах считалось делом ответственным, никто не хотел оказаться на парковке со «сломанным корытом», которое позорно выталкивают со стоянки на глазах у критически настроенной публики. Любопытные и пристрастные глаза оценивали каждую машину, прибывающую к дверям кафе.

    Серьёзные аварии были исключением, даже в часы пик. Мотоциклы, грузовики и лесовозы никогда не перемешивались друг с другом. Каждому виду техники полагалось своё место.

    Естественно существовало соперничество между марками машин. Но по всеобщему признанию три британские марки считались бесспорными фаворитами: BSA, Norton и Triumph.

    Завсегдатаи «АСЕ КАФЕ» практически жили в помещении кафе, если, конечно, они не были заняты зарабатыванием денег на покупку масла, топлива и запасных частей. И всё это при наличии возможности свободного общения, о котором там мечтают подростки. Кто хотел бы остаться дома в гостиной и смотреть черно-белый телевизор, выбирая один из двух каналов, предложенных на выбор отцом? Яркие неоновые огни, живая музыка и музыка, раздающаяся из музыкальных аппаратов, шумный хаос на парковке перед «АСЕ» для подростков выглядели намного привлекательнее.

    Бывшая в употреблении техника стоила недорого, в тоже время продажи новой техники в Британии достигли небывалых размеров. В 1959 году было продано почто 333 000 двухколёсных аппаратов. По всему Лондону появились магазины, предлагающие запчасти, экипировку и аксессуары для мотоциклистов. Свои двери открыли множество мастерских готовых починить, отрегулировать или модернизировать двухколёсного друга любого заказчика.

    Не осталось без изменений меню. Простая еда, такая как чай, кофе, жареная картошка, стала считаться в конце 50-х годов второсортной пищей, но у некоторых оставались ещё розовые воспоминания о прежней жизни и прежних предпочтениях в еде. В любом случае, мотозавсегдатаи предпочитали экономить на заказах, выбирая блюда британского фастфуда: яичницу, сосиски, бекон, жареные ломтики хлеба, запеченные бобы и жареную картошку. Несмотря на то, что большинство мотоциклистов работали, денег у них водилось негусто. Большая часть кровно заработанных дензнаков спускалось в соседней мастерской, которую ни так давно в 1954 году «АСЕ» продал Lex Group. Но не стоит забывать, музыкальные аппараты нуждались, время от времени, в питании монетами. Чай и кофе приготавливался так быстро, насколько это было возможно. Употреблять алкоголь за рулём запрещено, поэтому большинство мотоциклистов эмоционально разряжались во время быстрой езды.



[1] Ton-Up – «Сделать тонну» образное выражение, используемое молодым уличными гонщиками в Великобритании, означавшее разогнаться свыше 100 миль/ч (160 км/ч) на мотоцикле. В обиходе это выражение появилось в 50-60-е годы XX века на Британских островах.

 Сын основателя «АСЕ КАФЕ» Кортни Эдинбург.Сын основателя «АСЕ КАФЕ» Кортни Эдинбург.«Если байкеры приносят мало прибыли, зачем их пускать в заведение?» - задавались вопросом водители другого транспорта. Возможно, потому что хозяин заведения Вик Эдинбург был страстным поклонником автоспорта. Перед войной он часто бывал на острове Мэн и владел спортивной машиной Bugatti. Страстная любовь к спортивным баталиям на треке сделала его поклонником двухколёсных машин.

      Возможно полиция, с которой управляющие заведения находились в тесном контакте, предпочитала иметь «проблему» в определённом известном ей месте. По словам Кортни Эдинбурга, полицейские использовали кафе для наблюдения за преступниками. «Иногда стражам порядка удавалось подслушать разговоры о планировании того или иного «дела». А бывали случаи, когда группа преступников приезжала в заведение, чтобы отпраздновать успешно совершенное преступление» - рассказал Кортни.

     В описываемый период времени наиболее известным управляющим был Лен Хопкинс. Он открыто ненавидел банды байкеров. Фред Джонсон, часто посещавший кафе в 50-х годах, вспоминал, как бутылка с соусом оказалась вылитой на его голову. Бывший сотрудник кафе Терри Чилдс «Текс» не скупился на слова, вспоминая Лена. «Он был высоким человеком с большим ртом, носившим кожаные ремни, которые должны были придавать его образу больше мужественности, но по натуре он был настоящим трусом».

  Бывший менеджер кафе Терри Чилдс «Текс».Бывший менеджер кафе Терри Чилдс «Текс».«Однажды банда из Уиллесдена напала с розочкой от разбитой бутылки на совершенно безобидного парня. Я предложил выпроводить их из заведения, но Лен сбежал через запасный выход, оставив меня с кассиршей один на один с бандой молодчиков. Босс находился на месте, и после этого инцидента, предложил мне работу ночного менеджера. В этой должности я проработал около года с 8 вечера до 8 утра».

       «Первое, что я сделал, это уволил шеф-повара. Парень неплохо зарабатывал, мошенничая на поставках несвежего хлеба, который расфасовывали в новые упаковки и поставляли под видом недавно испеченного. Свежие батоны нам поставляли из Вест-Энда. Самую популярную еду: колбасу, яйца и жареную картошку готовили непосредственно за прилавком кафе».

        «Большие чашки для чая и чайные ложки, которые были металлическими, пришлось приковать к прилавку по причине того, что посетители использовали их не по назначению и часто гнули их».

        До работы в «АСЕ КАФЕ» Терри был одним из байкеров, которые тусовались в кафе. По его словам, всё происходило достаточно рутинно, неформально и под влиянием случайных обстоятельств.

     «Гонки под «сотню» зародились незапланированно, а просто под влиянием момента. Существовали разного рода группы, такие как «Мальчики из Харроу» или «Мрачный Моб» из Масуэлл Хилл. Если вы им перешли дорогу, то лучше постараться не разжигать конфликт и не доводить дело «до греха». Один из этих парней, его звали Рон Виттич, был настоящим психом… Несколько знакомых девушек были неплохими байкершами. Они предпочитали ездить на своих собственных мотоциклах отдельно от своих парней. Время от времени в кафе заглядывали владельцы «Винсентов»».

        «В кафе мы могли выпустить пар. Это был наш метод оставить любого с носом».

        В 1960 году Терри женился на Кэт. На следующий день после свадьбы они завтракали в «АСЕ КАФЕ». Своё прозвище он получил во время работы в ВВС. Благодаря съёмкам документального фильма в Америке, он стал почётным членом Texas Highway Patrol. Текс по-прежнему свой человек среди байкеров, он до сих пор хранит свою кожаную куртку-бомпер Lewis, которую купил в ещё 50-х годах.

     Брайан Уайтлинг из Палмерс, входивший в банду «Текса», в 50-е проводил много времени в «АСЕ КАФЕ». Он владел «Триумф Тигр 110» и тусовался с неортодоксальными Grove Special, однажды ему удалось откупиться от Терри за 35 фунтов.

       «Это был 500-кубовый двигатель BSA, установленный в миниатюрной раме с маленькими 10-дюймовыми колёсами» - рассказал Брайан. «Эта штуковина достаточно резво гоняла, но из-за плохих тормозов она ни черта не тормозила. В итоге пришлось её поменять на Gold Star!»

     «Поломкам не было числа. Я потерял друга, который врезался в вагон на «Железном мосту», а ещё один мой приятель выбил там же коленную чашечку. Оглядываясь назад, не могут ответить на вопрос, как нам удалось выжить? Но мы никогда не думали о выпивке. Обычно в кафе заказывали чай или кока-колу. Мы просто жили в седле наших мотоциклов».

      Брайан вспомнил несколько инцидентов, произошедших недалеко от «АСЕ», с участием автомобилей.

    «Кто-то обнаружил на парковке мотоколяску Heinkel. Байкеры, взяв палки, разбили стёкла у этого автомобильчика и столкнули его в реку сзади кафе».

      «В другой раз, на автостоянку приехали «теддибойз» на двух больших старых американских автомобилях. Машины разъехались по разным концам стоянки и, разогнавшись, ехали навстречу друг другу. Столкновения продолжались до того момента пока одна из машин не превратилась в груду искорёженного металла. После этого все участники сели в машину, победившую в этом состязании, и укатили на ней в неизвестном направлении».

       Брайана призвали в армию, затем он подписан контракт на шесть лет. Уволившись из армии, он стал патрульным полицейским на мотоцикле. Уайтлинг до сих пор ездит на мотоцикле. Сейчас он живёт во Фрации и когда у него появляется возможность, он приезжает навестить «АСЕ КАФЕ».

     Другой ветеран, переживший «лихие» дни погони за «сотней», Барри Чиз. Он по-прежнему живет в том же районе. Чиз проводил время в кафе в период 1959 по 1963 год и был всем известен под кличкой «Нодди». Он отлично знал местные дороги и легко уходил от полицейской погони. В те годы полицейский обязательно должен был остановить нарушителя или хотя бы записать номер его мотоцикла для того, чтобы выписать штраф. Нодди умело скрывался от погони растворяясь в толпе. Номер мотоцикла он маскировал под слоем грязи.

    Барри так же любил устраивать провокации по отношению к Лену. Однажды он установил музыкальный проигрыватель сзади уезжавшего грузовика. От его выходки Лен пришёл в ярость.

 

В центре внимания

 

       Только один человек был удивлён больше, чем Дженни Бертон, когда увидела на обложке журнала свою собственную фотография, этим человеком была её мать. Зайдя в газетный киоск для того, чтобы купить сигарет, Мюриэль Бертон была потрясена, увидев на обложке журнала Today фотографию своей дочери.

На заднем плане фотографии, повергшей в ужас мать Дженни, находятся плакаты, пропагандирующие безопасность дорожного движения. Их закрепили там по просьбе журналистов, плакаты закрывают скучную дорожную карту.На заднем плане фотографии, повергшей в ужас мать Дженни, находятся плакаты, пропагандирующие безопасность дорожного движения. Их закрепили там по просьбе журналистов, плакаты закрывают скучную дорожную карту.

      «Я подумала, что она меня хочет убить» - призналась Дженни Бертон (теперь Дженни Хейс). «Для неё это был шок. Она не знала, что я провожу время в «АСЕ», ведь мне тогда было 13 лет. Когда они делали это фото, я не могла представить, что оно окажется на прилавках всех газетных киосков. Но могло быть и хуже, скажи я им своё настоящее имя. Я сказала, что меня зовут Мэри».

    «ЖИВИ БЫСТРО… ЛЮБИ ПО-НАСТОЯЩЕМУ… УМРИ МОЛОДЫМ» - призывал лозунг с обложки журнала. Надпись расположили под фотографией Дженни, которая сидит в компании двух молодых людей, на одном из которых надет мотоциклетный шлем, а другой положил ей на плечо свою руку. В журнале напечатали статью в 2 000 слов, написанную Ройстон Эллис, в его бойком стиле.

        Конечно, призналась Дженни, было бы странным, если бы куча весёлой молодёжи отвечала на вопросы журналистов честно без доли хвастовства и преувеличений. Несмотря на тусовки среди мотоэлиты «АСЕ КАФЕ» на стыке 50-х и 60-х годов, Дженни всегда возвращалась домой во время, как и обещала своей матери. По её словам, двое парней с фотографии не хулиганы. Тот что справа был старостой в её старой школе Pound Lane.

        «Я уверена им приглянулись эти фотографии» - сказала Дженни. «Они сделали, так как будто у меня сделан макияж, но я не носила тогда макияж».

    Сейчас она смеётся над своим свитером «Фэр-Айл», надетым под куртку. В то время она и её сверстники могли получить серьёзную взбучку за яркую одежду, которую они надевали на встречи. Молодежь старалась надевать сочетающиеся друг с другом свитера и куртки из кожи или синтетики.

   «Я собирала значки. Немногие люди в то время занимались подобного рода коллекционированием. Некоторые значки вы можете увидеть снаружи куртки, но ещё больше их находилось внутри. Водители грузовиков приезжали в «АСЕ КАФЕ» для того, чтобы привести мне значки. Девушка за рулём собственного мотоцикла в конце 50-х вначале 60-х являлась большой редкостью».

      Статья в журнале Today описывает сцену, происходящую в «АСЕ КАФЕ»: «Мотоциклы, словно лошади, сгруппированы вокруг здания. Эти механические скакуны современных «кафе-бар ковбоев» привязаны к привязи, как кони ковбоев возле салуна на Диком Западе». Автор цитирует нескольких завсегдатаев, поведавших о своих планах сделать «тонну». Хотя при этом они признают, что ехать 115 км/ч по извилистой дороге иногда гораздо увлекательнее. А ещё ему поведали, как люди пытаются обогнать друг друга на двойных изгибах на «Железном мосту».

       «В течение нескольких лет два десятка парней погибли в этом месте» - об этом рассказал Эллис один из байкеров. Ройстон принял приглашение прокатиться на заднем сиденье мотоцикла. Поездка оказалась зажигательной.

    «Невозможно выразить словами те чувства, которые испытываешь на заднем сиденье несущегося с рокотом по шоссе мотоцикла» - справедливо отметив в своей статье с некоторой симпатией.

       14 января, всего через несколько дней после публикации статьи в журнале Today, на ВВС выходит ряд телевизионных передач Dixon of Dock Green («Диксон из Док Грин» - программа, рассказывающая о буднях лондонских полицейских), в негативном цвете выставившие молодёжь, собирающуюся в «АСЕ КАФЕ». Передачи выходили в самое популярное время в субботу вечером. Автор программы Тед Уиллис (позднее лорд Уиллис), главный герой Джордж Диксон, его роль сыграл Джек Уорнер. Герой Уорнера был любимцем старшего поколения лондонцев. Его образ импонировал своей неподкупностью и стремлением совершать благие поступки.

    Название эпизода «Рассвирепевший». В центре сюжета несчастный случай, произошедший с участием автомобиля и отчаянных мотоциклистов. История рассказывает о группе молодых байкеров одержимых скоростью и зарабатывающих на жизнь кражами машин. Судьба группировки тесно связана с «АСЕ КАФЕ». «Гоночные рекорды» имеют свои истоки, берущие своё начало от идеи гонок против рекордных прослушиваний музыкальных аппаратов. Роль вожака сыграл 24-летний актёр поп-идол Конрад Джесс.

     В течение месяца Daily Mirror проводило исследование, опираясь на печальную британскую статистику, после проведенного исследования, на свет появилась статья на шести страницах, включая обложку. «Шокирующий выпуск» поведал жителям Великобритании о большом количестве молодых людей, погибших или получивших травмы в результате дорожно-транспортных происшествий с участием мотоциклов.

  «Ежедневное Зеркало» находилось в авангарде прогрессивного либерального общества. Издание использовало различного рода «шокирующие фотографии», размещая их на страницах газеты под выделенными жирным курсивом надписями. Такого рода подход контрастировал с формальной напыщенностью пропагандистских плакатов, размещаемых, например, в The Times.

        Мрачный образ главной страницы явно был направлен на привлечение внимания читателя к газете на прилавках газетных киосков. Во всю страницу размещалось фото массивного Royal Enfield во время ночной поездки, заголовок статьи звучал с особым воодушевлением: «КЛУБ САМОУБИЙЦ!»

   Основные новости дня, касавшиеся переговоров о дальнейшей судьбе Родезии (в наши дни Зимбабве) и парламентских спорах о повышении размера страхования вкладов работников, оказались на третьей странице. Перед ними напечатали мотострашилку под названием «Игра в кости со смертью!» и подзаголовок: «Захватывающая жизнь, когда вы едете на заднем сиденье мотоцикла в кафе на Северной кольцевой дороге».

  Настоящим «гвоздём» выпуска оказалась цифры статистики за 1959 год, размещённые на 13 странице. Сведения за 1960 год ещё не были опубликованы. Статистика за прошлый год сообщала о 1 680 человек погибших и 128 614 раненых в результате ДТП с участием мотоциклистов.

    Особо отмечался тот факт, что половина от общего количества погибших на дорогах Великобритании являлись именно мотоциклистами, при этом пользователи двухколёсных транспортных средств составляет лишь пятую часть от общего числа водителей. Далее приводились неутешительные цифры – 2 059 погибших или получивших ранения в результате мотопроисшествий были в возрасте от 19 до 20 лет, в то время как среди других участников движения этот показатель составлял 287 человек.

    На газетных страницах разместили пять фотографии с мест дорожно-транспортных происшествий. На них запечатлены последствия ужасных аварий, на одной из них можно увидеть травмированного мотоциклиста. Изображения сопровождала краткая надпись: «100 миль/ч дают возбуждение, но на кладбище нет возбуждения».

   И наконец, в духе лучших традиций социальной ответственности, газета даёт совет молодым мотоциклистам: не сходить с ума, надевать шлем, быть внимательными на дороге, пойти на курсы вождения и подчёркивалась важность сдачи мотоциклетных тестов. Большинство молодых людей сдавали экзамены на получение водительского удостоверения за 10 шиллингов – это была самая дешевая форма сдачи экзамена и обучения без инструктора.

    Газета вышла в четверг, случайно или нет, но в ночь с четверга на пятницу в кафе нагрянула полиция. В тот вечер «черный воронок» увёз в полицейский участок от 20 до 100 подростков, задержанных на парковке перед кафе за оскорбительное поведение по отношению представителям власти. Иными словами они выкрикивали оскорбительные выражения в адрес полицейских.

        Некоторых из задержанных молодых людей поместили в клетку, большинство же были отпущены домой, а несовершеннолетние переданы родителям. В ходе судебного заседания в Уиллесденовской суде полицейские дали показания, изобличавшие подсудимых в нарушении общественного порядка и совершении хулиганских действий, а именно собравшись в группу, молодые люди нападали на автомобилистов и прохожих, вели себя агрессивно по отношению к посторонним гражданам, стоявшим на автобусной остановке. В большинстве случаев суд назначил штрафы в размере 5 фунтов.

  Существует несколько версий причин проведения полицейского рейда. По версии полиции, он был организован в ответ на экстренный вызов. По крайней мере, один полицейский утверждал, что патрульная машина, возвращавшаяся после вечерней смены в полицейский участок в Уэмбли, была атакована толпой, стоявшей рядом с «АСЕ КАФЕ». Молодые люди забросали машину бутылками и посудой. По этой версии, разозлённые таким поведением полицейские, решили совершить полномасштабный рейд и показать «кто в доме хозяин». Однако проведение такого рода операций требует согласования с вышестоящим руководством. Вероятнее всего, произошедшее было реакцией местной полиции на выход программы «Диксон из Док Грин». Местные стражи порядка просто не стали дожидаться негативной реакции общественности и обязательно последовавшего после этого окрика начальства. Как стало потом известно, пятничный полицейский «наскок» носил широкий размах. Подобные рейды проходили не только в Лондоне, но и за его пределами.

   В 1958 году в «авторитетном» издании Weekend высказывалось мнение в вероятном ухудшении имиджа «АСЕ КАФЕ» в приближающиеся 60-е годы. В судебном отчёте, опубликованном в местной Уиллесденовской газете, говорилось о необходимости борьбы не только с мотоциклистов, но и с бандой воров из Саутенда, промышлявших кражами в автобусах. В очередном ноябрьском номере газеты за 1961 год была дана оценка людям, собиравшимся в кафе: «Это место настолько заполнено разного рода темными личностями, что если бы вы оказались в этом заведении, то вас охватил бы ужас».

   Как правило, полиция занималась выписыванием штрафов за превышение скорости на Северной кольцевой дороге. Допустимая максимальная скорость на лондонских улицах составляла 30 миль/ч, на Северной кольцевой предельная скорость 40 миль/ч. Во время специальной судебной сессии Магистратский суд оштрафовал 150 мотоциклистов за превышение скорости. Нарушения фиксировались в течение трёх первых месяцев 1961 года.

Королевское общество выпустило в 50-е годы большое количество плакатов, посвящённых безопасности дорожного движения. Благодаря динамичному искусству Роланда Дэвиса, стены различных кафе, молодёжных клубов и транспортных офисов начиная с 1957 года стали украшать плакатами, пропагандирующими безопасность на дорогах. В наши дни эти плакаты переизданы Earlswood Vintage and Classic, и их можно приобрести в магазине «АСЕ КАФЕ».Королевское общество выпустило в 50-е годы большое количество плакатов, посвящённых безопасности дорожного движения. Благодаря динамичному искусству Роланда Дэвиса, стены различных кафе, молодёжных клубов и транспортных офисов начиная с 1957 года стали украшать плакатами, пропагандирующими безопасность на дорогах. В наши дни эти плакаты переизданы Earlswood Vintage and Classic, и их можно приобрести в магазине «АСЕ КАФЕ».